Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

«Magic» Coldplay (Йонас Акерлунд)



Йонас Акерлунд, одновременно классик и суперзвезда клипмейкерского цеха, снял видео на песню Coldplay "Magic". Здесь оно потому, что на главную роль он взял Чжан Цзыи, красивую китайскую женщину, к которой питает очевидную слабость (см. плохой фильм "Всадники"). Coldplay у нас в этом году кардинально сменили цветовую палитру и теперь бледно чёрно-белые. Ну и что. Да и клип не "Tonight Tonight".

«Саутклифф»: Ошибки прошлого

zzsouth020813-4В конце прошлого года решил сделать десятку лучших — то есть тех, что больше понравились — новых британских сериалов. Сейчас самое время список чуть подкорректировать. Тот топ-10 вполне легитимный, но к моменту написанию совершенно вылетал из головы минисериал Шона Дёркина, режиссёра грандиозного фильма «Марта Марси Мэй Марлен», «Саутклифф». Оказалось, что проглядел едва ли не главное событие британского эфира за год: тягучую, пасмурную, почти лишённую растительности историю про серию убийств в сонной английской провинции. o-SOUTHCLIFFE-facebook

За оружие взялся местный почти сумасшедший, после того, как в очередной раз неадекватно сконтактировал с социумом. Сейчас такое принято называть постдрамой (также см. «инди»-сериал «Ошибки прошлого»). Это когда рассказывают, не про брошенный в воду и идущий ко дну камень, а про круги на воде. «Марта Марси Мэй Марлен» тоже, если хотите, постдрама, но здесь вместо полуторачасовой тревоги — четыре часа почвенной британской хтони про утрату и не желающие затягиваться рубцы. Великое кино без всяких скидок на формат, а Дёркин — глыба, но, пожалуй, пока только для меня, для остальных — большая надежда (в лучшем случае).

o-SOUTHCLIFFE-facebook11Возникает резонный вопрос: «Каков же final cut той британской "десятки"?». Выкидываем «Острые кепки», либо, если захочется чуть-чуть побыть занудой, — «Не тех парней», но лёгкий жанр в таких подборках всегда более уязвим, потому «Кепки». Солидное шоу (а во второй сезон они даже Тома Харди подписали), но с болячками, которые отчаянно пудрят первоклассной актёрской игрой. В «Острых кепках» три или четыре человека, начиная с самых громких имён, играют свои лучшие роли. То есть смотреть тоже нужно.

«Синистер» (Sinister) (2012)

Писатель в творческом и финансовом кризисе Эллисон Освальт (Итан Хоук) переезжает в провинциальную глушь для работы над новой книгой, которая, как говорит его жена Трейси, его последний шанс — и финансовый, и творческий, и, похоже, семейный. От родных он скрывает, что тема его творческих поисков напрямую связана с их новым жилищем — предыдущие жильцы были повешены здесь на заднем дворе. На чердаке Освальт находит коробку с восьмимиллиметровыми плёнками, благодаря которым его литературный проект вроде бы продвигается вперёд, но сам автор всё больше напоминает героя Джека Николсона из «Сияния».

Фильмы про осевших в провинции писателей — необязательно мистика, хватает и лирических историй и всяких едких комедий — практически всегда очень комфортны, как вязаная кофта, которую герой Хоука носит весь фильм. Дальше — в зависимости от восприимчивости — будет либо скучно, либо страшно. Режиссёр Скотт Дерриксон, который снял один хороший, «Шесть демонов Эмили Роуз», и один плохой фильм («День, когда Земля остановилась»), не сказать, чтобы ленился, но действует достаточно однообразно: скрипит домом, включает некоторые приборы пока все спят, заставляет бродить писателя с фонариком по ночному дому. Мокьюментари тут очень живописное, атмосферное и подаётся небольшими порциями, не успевая утомить, а музыкальное сопровождение кинокомпозитора Кристофера Янга заставляет усомниться в его душевном здоровье, что, естественно, свидетельствует как раз об обратном — работает человек на совесть. Словом, команда создателей, безусловно, одолела материал, хотя сценарий этому сопротивлялся из-за всех сил. Писатель Освальт — плоский герой с очень странными представлениями о семейном быте и любовью к самоустрашению. Делать ему особо нечего: без конца гоняет по кругу свои «найденные плёнки», бродит по дому, находя то сына в картонной коробке (оказывается, это почти нормально), то всяких гадов на чердаке, знакомится со странным местным копом, который никогда не смотрит в глаза и служит самой ходульной обманкой, когда вам нужны подозреваемые в этом деле.

В любом случае, за хорошей драматургией в этот отдел обычно не заходят, а со своими прямыми обязанностями «Синистер» справляется очень уверенно. Будет жутко.

«Ход королевой» (Joueuse) (2009)

Воздушная средиземноморская история о том, чего хочет женщина. Вовсе не шахмат и американского доктора, как может показаться из синопсиса. Элен (Сандрин Боннэр) — горничная в отеле на Корсике. Подрабатывает уборкой у затворника-американца доктора Крюгера (Кевин Клайн), про которого в городке всякое говорят, даже — что убил свою жену. Однажды героиня подсмотрела за романтической шахматной партией постояльцев-американцев и загорелась — игрой, не романтикой. Элен проявит инициативу, уговорив Крюгера сначала на партию, а потом — на уроки шахмат.

«Ход королевой» самым галантным и миролюбивым образом решает проблемы женщины если не на грани нервного срыва, то на пределе своего запаса прочности. Наступает момент, когда женская душа очень хочет быть эгоисткой. Без моральных потерь и стрессов не обойтись, но разрушительных последствий удастся избежать, если вторая половина поймёт, а сердце безошибочно найдёт отраду. Фильмы про это получаются у всех по-разному. Американские телевизионщики ваяют хорошие многосерийные драмедии, мужчины-режиссёры из Старого Света набивают такими фильмами конкурсы солидных фестивалей, а у француженки Каролин Боттаро получилась нежная история, украшенная чудесной ролью Сандрин Боннэр.

Т. Р. И.: «Экстрасенс», «Дом грёз» и «Похищенная».



Дефицит свободного времени борется с врождённой графоманией и пока побеждает. Врождённая предлагает ничью, выраженную в легком галопе по всему необязательному, что попало на радары за последний, кажется, месяц. В сегодняшнем дайджесте некрылатых выражений об увиденном — три картины: «Экстрасенс» (The Awakening), «Дом грёз» (Dream House) и «Похищенная», которая, на самом деле, «A Lonely Place to Die», впрочем, смотреть её от этого не легче.

«Экстрасенс» — про суфражистку и разрушительницу мифов из Лондона 1920-х. Женщину, написавшую книгу, в которой разбивает привязанность англичан к привидениям, приглашают в школу-интернат, где на ежегодных общих фото неизменно возникает призрак мальчика. Она проведёт расследование и зачем-то закроет английский готический триллер испанским финалом, где обычно очень жалко детей. С молодёжью здесь никаких проблем, но главную детскую роль авторы отдали Айзеку Хемпстед-Райту из «Игры престолов», чем, конечно, сдали себя с потрохами — селебрити в таких историях на спойлерных позициях категорически запрещены. Кино небезнадёжное, но исключительно вторичное и читаемое. Такие трюки проходят один, максимум два раза, и все их уже давно увидели, а ловкость рук здесь очень посредственная.

«Дом грёз» заметно амбициознее, хотя бы из-за задействованных в нём людей: ирландца Джима Шеридана в режиссёрском кресле, Дэниэла Крейга с женой при поддержке Наоми Уоттс и Илайаса Котеаса. Уилл Эйтентон в самом начале увольняется с редакторской должности в Нью-Йорке. Вроде бы все довольны: сыпет снежок, Уилла ждёт двухэтажный дом в тихом пригороде с любимой женой и двумя дочурками. Сначала под окнами появляются впечатанные в снег следы (на этой стадии картины благодарный зритель будет пребывать в поджанре хоррора под названием «Мы всё равно не уедем из этого дома»), потом будут подростки, собирающиеся в их подвале, странные взгляды соседей и прыжок с переворотом через три четверти часа в другой поджанр, избитый и измочаленный ещё раньше прежнего. После такого раннего твиста (Крейг отказывается менять выражение лица в зависимости от ситуации и действует в основном дакфейсом) наступает растерянность, с которой никто из участников так до конца и не справляется. Даже некосмические 50 миллионов бюджета для такого жанра сейчас слишком много — мокьюментари и погнали плёнки терять. По-видимому, была какая-то сверхзадача, утерянная при реализации. Шеридана отстранили от окончательного монтажа, о чём он, не стесняясь, много говорил после и отказывался участвовать в промо-кампании фильма. Включив сверханализ, обнаружил один пронзительный, очень горький взгляд Рэйчел Вайс, из которого в голове вырос альтернативный финал — даже альтернативная вторая половина фильма, более драматичная и почти нежанровая. Но садить меня рядом с каждым человеком, который хочет ознакомиться с фильмом, названным как какой-то плохой стиль клубной музыки, по меньшей мере, неликвидно.

Хуже всего дела вполне ожидаемо обстоят с альпинистско-криминальной историей «Похищенная». Но раз уж чёрт дёрнул, предлагаю разделить мои впечатления. Пятёрка альпинистов-энтузиастов перед восхождением натыкается в лесу на схрон с девочкой, которая говорит на непонятном языке. Среди предположений — русский (это не русский), потом — хорватский (бинго!). До ближайшей деревни миль десять, но через Дьявольский спуск получится серьёзный сократ. Идут двое. Наличие славянского подростка и её земляков-отморозков (авторы не делают секрета из злодеев) наводит на нехорошие мысли — криминальные и восточноевропейские корни не так давно сильно испортили «Ундину». Так и есть. Триллер в горах Шотландии пока молчит выглядит достаточно фактурно, киногенично и сурово: бегут, ползут, плывут, падают, ветки хрустят, камни летят, листики, речки горные. Но как только герои и злодеи начинают говорить, вспоминаешь, почему редко тянет смотреть недорогие экшны.

«Марта Марси Мэй Марлен» (Martha Marcy May Marlene) (2011)

Хроники возвращения к нормальной жизни девушки Марты (Элизабет Олсен), сбежавшей от секты и её сексуально распущенного лидера-харизматика (Джон Хоукс). Первые дни после побега проходят в доме сестры Марты Люси (Сара Полсон) и её мужа Теда (Хью Денси). Во флэшбэках — покорная жизнь в общине. В доме — адаптация после двух лет под именем Марси Мэй, осложнённая параноидальным страхом и манией преследования.

В первую очередь, «Марта Марси Мэй Марлен» — это мощные, режиссёрский — Шона Дёркина, и «взрослый» актёрский — Элизабет Олсен, дебюты. Первый — статичной, сугубо «независимой» камерой снимает тихий кошмар пережившей секту девушки, вторая — точно, сдержанно и смело играет жертву с неясными психическими перспективами. Олсен делает выдающийся актёрский выход вполне себе «оскаровского» уровня, но пролетает мимо номинации из-за воли академиков представить в номинации другую молодую актрису — Руни Мару. Персонаж прочно застревает в голове — с порванными парусами и красивым, но обесцененным и обесчещенным телом и огромными не верящими в хэппи-энд глазами. Дёркин ювелирно перетасовывает кадры прошлой и нынешней жизни Марты, путая зрителя и выбивая почву из-под его ног. Атмосфера предельно густая и наэлектризованная, с сильным внутренним нервом и стиснутыми зубами.

Третья составляющая успеха — роль лидера коммуны Патрика в исполнении Джона Хоукса, превратившегося в нулевые в талисман «независимых» и постоянного участника Сандэнса.

«Как украсть небоскрёб» (Tower Heist) (2011)

Один из обитателей элитного (там так не говорят, но мы-то здесь) небоскрёба в Нью-Йорке, чудо-инвестор Артур Шоу (Алан Алда), разорил весь обслуживающий персонал, доверивший ему свои сбережения, и теперь сидит под домашним арестом. Закипевший от несправедливости управляющий Джош Ковакс (Бен Стиллер) точно знает, что где-то в апартаментах Шоу спрятана 20-миллионная заначка (мерзавец объявил себя банкротом), которой хватит на всех обманутых вкладчиков — лифтёров, прачек и уборщиц. Ковакс планирует ограбление, собирая на дело команду из своих же: муж сестры, он же здешний консьерж (Кейси Аффлек), лифтёр-мексиканец, пришедший сюда из «Бургер Кинга» (Майкл Пенья), выпускник Йеля, разорившийся финансовый эксперт (Мэттью Бродерик), у которого со дня на день заберут квартиру в этой многоэтажке, темнокожая прислуга и, как окажется, медвежатница (Габури Сидибе) и сосед-урка (Эдди Мерфи), единственный, у кого есть криминальный опыт. Правда, ничего дороже пары сотен долларов он, кажется, никогда без спроса не брал.

Классический студийный проект — звезда со звездою говорит, Бретт Ратнер рулит, сценарий плохой, но с огоньком. Выглядит всё это абсолютно бронебойно. Каждый элемент стоит потраченных на него денег, блестит, шутит — здесь все сосредоточено шутят и это лучшее, что есть у «Как украсть небоскрёб», — висит на невозможной высоте и не падает. Ратнеру никогда не выбиться в высшую лигу, как Стиллеру и команде никогда не стать Артуром Шоу, если он будет соглашаться на такие сценарии, дырявые даже для дурацкой комедии про ограбление. В образовавшемся ералаше несложно отыскать симпатичную идею про маленьких людей-винтиков, обижать которых «не моги». С другой стороны, Ратнер делает всё, чтобы доказать, что большего с них не спросишь и им не предложишь. Даже обстоятельства, которые тут всю дорогу за них, кучка горе-грабителей разворачивает к себе таким замысловатым образом, что постоянно упираются во всякие непотребности.

«Как украсть небоскрёб» способен, как говорят в таких случаях, «скрасить вечер» и, возможно, даже стоит не только потраченных на него денег, но и усилий (реализация, не будем предвзяты к Ратнеру, точно лучше задумки), но быть его целевой аудитории совершенно не хочется.

"Временная петля" (Los cronocrímenes) (2007)

Любой триллер, где в первые минуты главный герой говорит: «Пойду посплю», справедливо вызывает подозрение. Результат опасения подтверждает: «Временная петля» (правильнее, конечно, переводить названия ближе к оригиналу) — дурной сон, стремительный и иррациональный. Протагонист Эктор, средний во всех отношениях испанец с лысиной и незнакомой с физкультурой фигурой, видит в зарослях за домом обнажённую девицу, решает подойти поближе, получает ножницами в руку от типа с обмотанной бинтами головой, спасается бегством, оказывается в каком-то засекреченном НИИ. Здесь кино переключается на вторую скорость паранойи: растерянный лаборант погружает героя в жидкость под массивный колпак, чтобы — понятно это станет чуть позже — начать плодить Экторов в своей машине времени. Тех, и второго и третьего, устойчиво тянет домой.

16 сентября 2006 года, когда разворачиваются события фильма, по прихоти режиссёра Начо Вигалондо легко сойдут за привет из какого-нибудь 1979-го. Больше всего «Los Cronocrímenes» похож на невозможный десант Дэвида Кроненберга (всё-таки Кроненберга, не Линча) на Рижскую киностудию второй половины прошлого века, когда там осваивали «фирменную» картинку советским инструментарием. Условный Кроненберг, которого в реальности номер один зовут, конечно, Вигалондо, снимает стремительный (когда ещё на Рижскую-то киностудию забросят?) сай-фай про застрявшего во временной петле обывателя и балбеса-учёного; про то, что знать будущее, даже несчастные часик-полтора вперёд, — это вредно. По истечении часа, слегка утомившись мелькающим в кадре Эктором, во всём происходящем начинаешь видеть коварный умысел — Вигалондо переснимает «Назад в будущее» с Яном Арлазоровым и Виктором Шендеровичем, как бы они выглядели, загримируй их для съёмок в кондовом испанском триллере.

Кстати, Голливуд купил права на съёмки римейка. Сценарий собирается переписывать Стивен Зэйллиан, автор исходников к американской «Девушке с татуировкой дракона», «Списку Шиндлера», «Гангстеру» и «Бандам Нью-Йорка». Что с этим чудом психопатологии и креативных наркотиков будут здесь делать, вопрос на несколько миллионов.

"Ноль градусов Кельвина" (Kjærlighetens kjøtere) (1995)

Двадцатые годы XX века. К двум мужикам-полярникам — охотнику Рандбеку (Стеллан Скарсгард) и учёному Якобу (Бьорн Сундквист) присылают поэта Хенрика Ларсена (Гард Эйдсвольд). Сначала молодой человек слышит, что «прислали сосунка, когда нужен мужик», а потом начинает переваривать яд начальника станции Рандбека, авторитарного гада, пошляка, мужлана и уже почти дикаря. Первым сбегает Якоб, казавшийся всю дорогу эдаким «человеком-якорем», голосом разума, который, бывало, снимал напряжение между двумя самцами одним фактом своего присутствия. Новичок и охотник-тролль остаются один на один.

Заполярный норвежский триллер, который наверняка видел режиссёр Попогребский. Одновременно герметичный (закопченный домик с грязными койками), бескрайний (загнать собак здесь легче лёгкого), ледяной и горячий. Когда Ларсен выгружается на побережье Гренландии и впервые возникает лицо доголливудского Скарсгарда, понятно, что рассказ про то «как я провёл этим летом» снова ничем хорошим не закончится. Пускепалис, конечно, молчит совсем о другом, чем практически незатыкающийся герой Скарсгарда, но, в принципе, схема та же — правилам общежития сильно мешает желание съесть зашедшего на твою территорию самца. Идеологически норвежская редакция чуть сопливее «нашей», Рандбек действительно что троллит, будучи элементарно недолюблен и мерзко воспитан. Крепкое североевропейское кино с сильной фактурой, которой, кажется, хватит и на менее захватывающую историю.